microbius
РОССИЙСКИЙ МИКРОБИОЛОГИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ
Поиск
rss

ООО "АЛИФАКС"

ИНН 7718314415

ID 2Vtzqx7tLnC

Реклама

ООО "АЛИФАКС"

ИНН 7718314415

ID 2VtzqwzYS9e

Реклама

ООО "АЛИФАКС"

ИНН 7718314415

ID 2VtzqvtsLHv

Реклама

Зубы медведей показывают, что резистентность к антибиотикам дошла до глубокого, темного леса
Зубы медведей показывают, что резистентность к антибиотикам дошла до глубокого, темного леса

Автор/авторы:
share
48
backnext
Фото: pixabay.com

Бурые медведи Швеции почти исчезли в начале 1900-х годов, став жертвами охотников за трофеями и рассерженных фермеров. 

   Усилия по охране природы постепенно вернули их обратно - вместе с неожиданным бонусом. ДНК из зубов животных теперь показывает, что почти сразу после внедрения антибиотиков в 1950-х годах эти препараты проникли даже в самые отдаленные шведские леса. Новое открытие может помочь ученым лучше понять распространение резистентности к антибиотикам - всемирную проблему, оказывающую серьезное влияние на здоровье человека. "[Это исследование] - действительно хороший пример того, как можно использовать древнюю ДНК для решения реальных задач", - говорит в интервью Science Джеймс Феллоуз Йейтс, археогенетик из Института Макса Планка.

   Для сбора образцов микробиолог Джаэль Брили провела долгие часы, изучая черепа медведей из коллекции Шведского национального музея, датируемые 1842 годом, в поисках характерных пятен на зубах, которые указывают на наличие зубного камня. Такие отложения уже более 10 лет изучаются на людях, чтобы лучше понять особенности питания и здоровья. "У людей он выглядит как скопления, а у медведей - как светлая пленка на зубах", - говорит Брили. Брили и ее соавторы собрали материал от 82 медведей. Генетический анализ выявил разнообразные сообщества бактерий, живущих в микробиоме полости рта. Исследователи также обнаружили гены резистентности к антибиотикам.

   Когда исследователи выстроили свои образцы по времени, результаты оказались ошеломляющими: резистентность к противомикробным препаратам, казалось, резко возросла по всей Швеции после внедрения антибиотиков в 1951 году. Как и большинство стран мира, Швеция была охвачена волной энтузиазма в отношении этих препаратов, их использовали повсеместно - от больниц до ферм, где их применяли для лечения болезней скота и стимулирования быстрого роста. К 1970 году Швеция производила более 40 000 килограммов антибиотиков в год.

   Медвежьи зубы дают представление о том, что произошло дальше: широкое применение антибиотиков привело к росту числа бактерий, резистентных к антибиотикам. В период с 1951 по 1970 год бактерии в образцах кальцификатов содержали в два раза больше генов резистентности к антибиотикам, чем в кальцификатах до эпохи антибиотиков, сообщают исследователи в журнале Current Biology

"Когда люди начинают использовать антибиотики, антибиотики попадают в окружающую среду", 

   - говорит соавтор исследования Катерина Гущански, генетик из Уппсальского университета. Гущански говорит, что медведи служат своего рода мерилом более масштабной проблемы: устойчивости к антибиотикам, которую ВОЗ называет "одной из самых больших угроз для глобального здравоохранения, продовольственной безопасности и развития". Повсеместное распространение генов резистентности к антибиотикам отражается на здоровье человека, создавая резервуары бактерий, способных выживать даже при применении самых сильных лекарственных препаратов.

   К удивлению ученых, даже у медведей, живущих в сотнях километров от человеческих поселений, в зубном камне было почти столько же устойчивых к антибиотикам бактерий, сколько у медведей, живущих ближе к людям. В исследовании не указывается, как это произошло, но Гущански и Брили предполагают, что стоки с ферм могли загрязнить источники водоснабжения, или же голодные медведи могли питаться добычей с содержанием антибиотиков. "Что бы ни произошло", - говорит Гущански, - "это распространилось по всему региону".

   Использование ДНК из образцов животных для оценки изменений окружающей среды открывает большие перспективы, говорит Дэвид Дьез дель Молино, палеогенетик из Центра палеогенетики в Стокгольме. "Использование исторических образцов для получения информации, которую невозможно получить другим способом, является ключевым моментом. Это делает данное исследование действительно выдающимся". Феллоуз Йейтс согласна, особенно когда речь идет о понимании того, как организмы реагируют на загрязнение окружающей среды с течением времени. "Здесь есть много возможностей".

   У истории с резистентностью к антибиотикам есть и неожиданный счастливый конец. Швеция ограничила использование этих препаратов в животноводстве в 1986 году и начала регулировать продажу антибиотиков для людей и животных в 1995 году. После этого производство и использование антибиотиков в стране значительно сократилось. Эта тенденция прослеживается и у медведей: у животных, живших в середине 2000-х годов, было обнаружено меньше маркеров устойчивости к антибиотикам. Для Гущански это признак того, что природа может исцелять. "Мы всегда думаем о том, что люди все портят", - говорит она. "Но когда люди поступают правильно, есть шанс обратить последствия вспять - по крайней мере, в данном случае".

Вам также может быть интересно
Комментариев: 0
Узнайте о новостях и событиях микробиологии
Первыми получайте новости и информацию о событиях
up